Мир непрерывно меняется, и в последние годы все чаще приходится слышать о растущей роли передовых технологий и инноваций в развитии экономики. Новейшие технологии позволяют увеличивать эффективность производственных и бизнес-процессов. Традиционные подходы и методы работы меняются по мере проникновения новейших технологий во все новые отрасли и сферы жизнедеятельности человека.

В 1995 г. канадский специалист в сфере бизнеса и консалтинга Дональд Тапскотт предложил новый термин, призванный охарактеризовать тенденции, происходящие в мировой экономике, — «цифровая экономика» — digital economy. В своих работах Тапскотт описывает, как уклад жизни людей может и должен измениться под влиянием информационно-коммуникационных технологий — ИКТ, и делает акцент на связях между пользователями — в первую очередь на возможностях сетевого взаимодействия людей из разных географических локаций, сфер деятельности и т.п. Именно лавинообразный рост информационных связей является основой новой экономики.

Соответственно, цифровой называется экономика, основанная на информационно-коммуникационных технологиях — ИКТ. ОЭСР причисляет к ней предприятия, которые создают или обеспечивают процессы электронного обмена информацией, ее обработки и проч. К «цифровой занятости» можно отнести любые рабочие места в цифровом секторе и цифровые рабочие места в нецифровом секторе.

В представлении Тапскотта, именно развитие цифровой экономики должно стать основным двигателем глобализации. Он перечисляет десять технологических сдвигов, которые будут сопутствовать развитию новой экономики и сделают мировое хозяйство эффективнее. В частности, Тапскотт указывает на необходимость внедрения широкополосного доступа в интернет, объединения различных данных — аудио, видео, текст в мультимедиа, перехода от проприетарного к открытому ПО, а также появления различных аспектов виртуальной реальности и искусственного интеллекта. В 2017 г. можно заключить, что все эти сдвиги уже произошли. ИКТ оказали грандиозное влияние на многие отрасли экономики, однако глубина этого влияния и скорость происходящих в каждой отрасли изменений различны.

Влияние цифровых технологий ощущается как на глобальном, так и на локальном уровне. С одной стороны, цифровая экономика как совокупность новых отраслей представляет собой быстрорастущую часть мировой экономики в ее традиционном понимании. В последние годы развитие новых технологий привело к возникновению огромных рынков сотовой связи, интернет-услуг, онлайн игровой индустрии и проч. С другой стороны, новые технологии оказывают трансформирующее воздействие на некоторые аспекты деятельности устоявшихся хозяйствующих субъектов, что, в основном, заключается в замене аналоговых механизмов работы — будь то средства коммуникации или промышленные станки, на цифровые или имеющие в себе цифровые элементы, а также дальнейшей модернизации — например, уже имеющегося ПО.

Рост цифровой экономики обусловливается ростом ряда рынков, напрямую связанных с цифровыми и мобильными технологиями. Цифровая экономика еще, по крайней мере, 10-15 лет будет сильно зависима от традиционной. На текущем этапе развития технологий и при текущем состоянии рынков цифровую экономику следует рассматривать не как цель, но как средство повышения эффективности хозяйственной деятельности. Современная цифровая экономика предлагает новые бизнес-модели и подчеркивает необходимость трансформации механизмов управления с учетом меняющихся реалий. В некоторых отраслях внедрение цифровых технологий происходит особенно быстро.

МАСШТАБ И РАСПРОСТРАНЕНИЕ ЦИФРОВОЙ ЭКОНОМИКИ

Поскольку цифровые технологии используются почти во всех сферах человеческой деятельности, выделить и оценить рыночный объем цифровой экономики трудно. Темой пятого статистического форума МВФ в Вашингтоне в ноябре 2017 г. стало «Измерение цифровой экономики» — Measuring the Digital Economy, что подчеркивает актуальность и сложность этого вопроса. Проблема состоит в том, что существующие способы оценки ВВП и экономической активности могут быть неадекватны изменившимся условиям труда и структуре потребления.

Например, интернет-сервисы предлагают новые услуги, пользователи переводят деньги напрямую друг другу, широкий набор товаров и услуг попадает к покупателю по новым логистическим маршрутам. Более того, некоторые услуги оказываются бесплатными за счет прямой или опосредованной рекламы — так происходит с электронной почтой и социальными сервисами. Новейшие мессенджеры позволяют пользователям общаться друг с другом бесплатно, что заставляет поставщиков мобильной связи и интернет-провайдеров менять бизнес-модели. Активно развивается онлайн-телевидение, а также другие цифровые сегменты экономики, каждый из которых занимает все большую долю ВВП. Соответственно, текущие показатели ВВП ряда государств могут быть занижены.

Согласно отчету Международного союза электросвязи — МСЭ за 2016 г., наиболее развитыми в области ИКТ странами являются Республика Корея — 1 место, Исландия, Дания, Швейцария, Великобритания, Китай — вместе с Гонконгом, Швеция, Нидерланды, Норвегия и Япония. Рейтинг стран составлялся на основании индекса развития ИКТ — Корея — 8,8 из 10; Германия занимает 12-е место, США — 15-е, Россия — 43-е. Из рассмотренных стран самый низкий уровень развития ИКТ показал Нигер.

По индексу цифровой экономики и общества — Digital Economy and Society Index, DESI, наиболее развитыми цифровыми экономиками в 2017 г. обладают страны Скандинавии, Бенилюкс, Великобритания и Ирландия. 98% населения ЕС имеют доступ к интернету, 84% имеют доступ к сетям 4G, при этом 44% населения относится к числу тех, кто не имеет базовых цифровых навыков. Доля ИКТ-специалистов в ЕС выросла в 2015 г. до 3,6% с 3,2% в 2013 году. Предприниматели в ЕС активно внедряют цифровые сервисы — 18% компаний отправляют счета онлайн — 11% в 2014 г., 20% общаются с клиентами онлайн — 14% в 2013 г., 17% средних и малых компаний торгуют онлайн.

Очевидно, что рынок цифровых сервисов растет, однако измерение объемов этого рынка остается предметом споров. Объем рынка ИКТ в развитых странах составляет от 3% до 6% ВВП: по данным ОЭСР — 2015, в Германии ИКТ занимают долю в 4,2% ВВП, в Великобритании — 5,8%, в Швеции — 6,4%. Сектор дает от 4% до 9% добавленной стоимости в странах ОЭСР. В лидерах Ирландия — 11% в силу своего особого налогового статуса. Совокупный глобальный размер цифрового сектора можно оценить в 5% мирового ВВП, занятость на уровне 3% — данные оценки основываются на доле оборотов и числе сотрудников цифровых компаний, а также динамике количества связанных с ИКТ вакансий в цифровых подразделениях традиционных компаний.

Сектора, связанные с цифровыми технологиями, показывают больший прирост рабочей силы, чем мировая экономика в целом. Например, в Канаде за период 2011-2016 гг. ежегодный прирост работников в этой сфере составил 2,4% против 1,2% общего роста. Государственные инициативы и аналитические материалы по цифровой экономике в таких странах, как США, Великобритания и Германия, указывают на необходимость появления новых специалистов, чтобы удовлетворить растущий спрос в этой сфере.

Одной из самых развитых в цифровом отношении стран Европы и мира является Великобритания. Британское правительство выделяет ряд перспективных технологий, которые считает стратегически важными для развития экономики, и заявляет о намерении выбиться в лидеры в этих сферах, особо отмечая блокчейн и 5G-связь. По оценкам правительства Великобритании, в 2014 г. в цифровой экономике было занято более 1,3 млн. человек, 204 тыс. предприятий или 9% от общего числа, а вклад цифровой экономики составил 7% ВВП. В 2014-2016 гг. страна разработала ряд специальных документов и цифровых инициатив. Развитие систем связи в Великобритании идет весьма успешно — так, ожидается, что к концу 2017 г. 98% территории страны будет покрыто 4G-связью — ср.: в России, где связь также хорошо развита, 4G есть только в средних и крупных городах.

Еще одним примером развитой в цифровом отношении экономики можно считать Германию. Добавленная стоимость в ИКТ-секторе Германии в 2015 г. составила 99 млрд. евро, инвестиции сектора — 14,5 млрд. евро. Интернет-сервисы и товары дают доход 1,4 тыс. евро на человека — 2015. Совокупный оборот немецкой цифровой экономики превышает 110 млрд. евро. Помимо ИКТ, к отраслям-лидерам относятся знание-интенсивные услуги, финансы и страхование, ритейл, энергетика. Промышленное производство относится к секторам со слабым уровнем цифровизации.

Растет число технологичных компаний и среди ста крупнейших мировых ТНК. Если в 2010 г. таких компаний было 11, то к 2015 г. стало уже 19. Средний ежегодный рост числа сотрудников в технологичных ТНК составил 5%, оборота — 5%, активов — 11%. В телекоммуникационных и других ТНК роста не было. Таким образом, повышение эффективности и цифровизация не создают новых рабочих мест в устоявшихся компаниях, однако такие места появляются в исключительно технологичных компаниях. Пять компаний США с наибольшей капита- лизацией в 2017 г. — технологичные компании — Apple, Alphabet, Microsoft, Facebook и Amazon. Их суммарная капитализация превышает 3 трлн. долларов, или более 15% ВВП США, а средняя капитализация в 3 раза выше в сравнении с капитализацией других ТНК.

Стоит отметить, что в сфере ИКТ наблюдается снижение количества ежегодно выдаваемых патентов. Как ни странно, причины этого также связаны с развитием цифровой экономики. Во-первых, инновации в ИКТ становятся «инновациями эффективности» — по определению профессора Гарвардской школы бизнеса Клейтона Кристенсена, т.е. подразумевают сокращение рабочих мест и ускорение процессов.

Во-вторых, жизненный цикл продукта сокращается, а время рассмотрения патентов растет. Это связано с ускоренной цифровизацией многих отраслей экономики и несоответствием патентов малому сроку применимости новейших цифровых разработок. Число перспективных и фундаментальных разработок, как и раньше, остается ограниченным. Соответственно, большая часть современных ИКТ-разработок решает краткосрочные задачи и через один-два года уступает место новым, поэтому говорить о сложившейся структуре цифровой экономики преждевременно.